Главная » ПСИХОЛОГИЯ » Интерпретация образов и сопротивление

Интерпретация образов и сопротивление

Из моей статьи «Толкование знаков и символов бессознательного» могло сложиться впечатление, что я критикую сложившие символические системы, отказывая им в действенности. Это не совсем так. Ключевой нюанс здесь – уровень сознания того, кто работает с символом и мотив его работы.

Для меня мотив – большая ясность человека относительно самого себя, его включенность в свою жизнь, факт освобождения человека от «проблемы». В практической психологии (а не в теории) для реализации вышеперечисленного необходимо внутреннее действие.

Символ в этом процессе играет роль посредника. Ибо ум человеческий так устроен, что для полноценного понимания Х (нечто критически важное, многокомпонентное) это Х необходимо облечь в форму образа или мысли, выраженной в словах. Все существующие символические системы вытекают из этой естественной функции ума. Универсальной, признанной всеми, системы интерпретации символов нет и быть не может. Как нет и единой системы интерпретаций психосоматических сигналов тела.  Символ и его интерпретация – это лишь способ обозначить и попытка раскрыть смысл, а не сама суть, научная (объективная) истина. Ведь любая интерпретация – смесь, в составе которой что-то ускользающее «от реальности» и что-то от стиля мышления и уровня сознания самого интерпретатора. Сколько интерпретаторов, столько уровней и оттенков смыслов символов порождается. Отсюда мощная теоретическая перегруженность знаковых систем, не имеющая отношения к реальности конкретного человека с его трудностями (за исключением самого автора теории).

Само же внутреннее действие зависит, в частности, от вовлеченности человека в символ. Вполне может сработать интерпретация одной из символических систем, если предложенный (т.е. внешний) шаблон срезонирует с внутренней правдой человека и будет им принят. В утверждении, что к определенным мастерам притягиваются именно их клиенты, есть доля правды. Срабатывает принцип соответствия, подобия.  Но, как правило, внешний шаблон служит лишь толчком для проявления собственного символа-образа, через который и разворачивается внутреннее действие клиента. Ведь вовлеченность – это естественный аспект «родного» символа-образа в свете собственного толкования-осмысления. Так происходит, если терапевт не директивен, и  не подавляет клиента своей харизматичной уверенностью.

Интерпретация, поданная с экспертной уверенностью может оказаться не верной. Но и постановка верного «диагноза»  еще никого не излечивала.

При директивной «примерке» внешних шаблонов и расхожих интерпретаций зачастую работа остается на поверхности, не затрагивая «рычаги» внутреннего действия клиента. Показателем чего служат «качели» между сессиями: от высокого подъема, энтузиазма и проч. до опустошенности и еще большей потерянности. Здесь встает вопрос о риске зависимости человека от сессий, а также тренингов. Но это отдельная не простая тема. 

Сейчас же мне кажется необходимым сказать о сопротивлении, вопрос о котором остро встает, когда терапевт работает в довольно жестких рамках определенной системыконцепции. В тему статьи, выскажусь с опорой на образ): «Озеро смотрится в отражение» –  

Клиент-озеро видит:

Кусочек неба с облаками, на фоне того, что досталось в наследство и принесено вешними водами.

Облака – мировоззрение, концепции, схемы работы на которые опирается психолог.

Конечно, его научили быть наблюдателем=быть в позиции консультантапсихотерапевта. Для большинства – находиться в позиции наблюдателя – верх мастерства.

Однако, из собственного сравнительного опыта (я-психолог до — и с опытом медитативной практики в буддистской традиции) делаю вывод:

В позиции наблюдателя сохраняется иллюзия того, что облака (профессиональные модели работы психолога) намертво привинчены к небу, являются неотъемлемой его частью. Как бы убрав свое личное психолог реагирует на процесс клиента из профессиональной «облачной системы», усвоенной им за годы обучения. «Быть небом» — не учат на психфаках. Послевузовские тренинги для спецов и личная терапия только укрепляют и расширяют опоры. Там нет метода убрать подпорки.

Что это значит для клиента? Как минимум то, что клиент должен допуститьпринять точку зрения психолога (продвигаемую «недирективными» вопросами, интерпретациями и т.д. или транслируемую не вербально, бессознательно – не важно), приобщиться к его опоре.

Иначе процесс терапии не происходит, стопорится. Зачастую констатируют – «сопротивление», не различая чему конкретно сопротивляется человек. Возможно, ему чужда «облачная система» психолога.

Возможно, его невысказанная, им еще не узнанная, потребность – обнаружить чистое небо, в котором чудесной игрой отразиться его собственное внутреннее – живое, как есть; без «фотошопа» профессионала.

Источник